«УНЕСЁННЫЕ ВЕТРОМ»


Один из главных хитов в истории американского проката не был первым цветным американским фильмом, хотя распространённое заблуждение показательно: именно экранизация Маргарет Митчелл стала первым триумфом цветного фильма, снятого к тому же по инновационной тогда технологии трёхцветного «Техниколора» (в тот 1939 год ему сопутствовал цветной «Волшебник из страны Оз»). «Унесённые ветром» стали первой цветной картиной, получившей «Оскар» как лучший фильм. Таким образом, оправдались казавшиеся рискованными вложения: картина стоила около $4 млн., что являлось на тот момент вторым показателем после «Бен-Гура» 1925 года, но принесла около $400 млн.

Финальный отрывок из «Унесённых ветром»

«БРОНЕНОСЕЦ ПОТЁМКИН»


Самым эффектным появлением цвета в советском кино можно считать водружение красного флага, символа революционной борьбы, в чёрно-белом «Броненосце Потёмкине». В 1925 году, когда снимался фильм Эйзенштейна, на плёнке нельзя было воспроизвести красный цвет, и режиссёр раскрасил его сам простой кисточкой. Каждый из 108 кадров с флагом. В результате, спустя 90 лет, очевидно не только культурное значение картины Эйзенштейна как революционного (во всех смыслах) произведения, но и значение раскрашенного флага как провозвестника советского цветного кинематографа.

Трейлер «Броненосца Потёмкина» со знаменитой сценой водружения флага

«ВСЁ ЖЕ ИЗ ЖЕНЩИН ДИПЛОМАТЫ ЛУЧШЕ»


Немецкая фирма AGFA создала свой стандарт цветопередачи почти одновременно с Kodak и её системой Kodachrome в 1936 году. Выпускалась соответствующая плёнка во всех стандартах - 35, 16 и даже 8 мм, для любительских камер. От американского аналога немецкую плёнку отличал в том числе процесс проявки, который был проще кодахромовского (5 этапов против 24) и простым в принципе. Гитлеровский министр пропаганды Йозеф Геббельс видел в новинке огромную пользу, но в первую очередь — для фотографов. Его ведомство широко использовало цветную фотографию в издаваемых пропагандистских фотоальбомах. Новая цветная реальность стала более конкретной, вещной и невероятно правдоподобной.

Возможно, Лени Рифеншталь хотя бы раз позволила себе посетовать на судьбу, которая на один год назначила и Берлинскую олимпиаду, и запуск промышленного производства цветной плёнки. Кстати, какое-то число метров кодахрома или агфаколора на Олимпиаде израсходовали, но что толку? У Лени и нужного изначально материала было столько, что монтаж занял два с половиной года. Сочетание перфекционизма и страсти к новаторству скорости работы не увеличивает, а к этим стереотипным свойствам немцев у Рифеншталь была высокая планка художника. Геббельс, понятно, был в ярости. А цвет министр решил внедрять со всей возможной активностью в 1939 году, когда первые увиденные им цветные американские картины (в т.ч. мультфильм «Белоснежка и семь гномов») не заставили его задуматься о конкурентоспособности местных фильмов. В 1939 году Йозеф Геббельс распорядился о создании первого германского цветного кино. Им стал Frauen sind doch bessere Diplomaten (дословно - «Всё же из женщин дипломаты лучше») музыкальная костюмная комедия про 19 век. Это был очень дорогой и сложный масштабный блокбастер, сделанный по последнему слову техники (а отчасти - как демонстрация ее возможностей).

Кадр из фильма «Всё же из женщин дипломаты лучше»