Алексей Львович Рыбников родился в Москве в 1945 году. Вопрос о будущем занятии почти не стоял — Рыбников с раннего детства демонстрировал страсть к музыке и сочинительству, а его родители (мать — дизайнер, отец — скрипач в оркестре Ал. Цфасмана) помогли найти его таланту развитие. В 11 лет он начал получать музыкальное образование в Центральной музыкальной школе при Московской консерватории. Затем поступил в Московскую консерваторию, которую окончил с отличием. По классу композиции он учился у великого Арама Ильича Хачатуряна.

Аспирантуру с 1967 года проходил по классу этого же музыканта, затем сам стал преподавателем.


Однако язык советской симфонической музыки казался Рыбникову не соответствующим ни духу времени, ни его собственной горячей душевной страсти. На дворе стояло начало 1970-х — расцвет первого послевоенного поколения был временем больших технологических прорывов и социальных потрясений. Свершившимся фактом была рок-революция 60-х, Все менее ощутимой становилась граница между массовой и элитарной культурой, а эксперимент и новаторство были почти неотъемлемыми элементами творческого процесса.




Но больше всего Рыбникову не хватало пространства для выражения эмоций, причем самых мощных — отчаянной ярости, исступленной надежды, невозможной любви, которыми он хотел начинить свою музыку, как снаряд шрапнелью, и воспроизвести в душах слушателей.

Того, что в популярной музыке принято называть драйвом.


Попытки писать по-своему привели к опале со стороны начальников от академической музыки и репутации «диссидента», на его фортепианные концерты вышли негативные рецензии, и он почувствовал, что с карьерой академического композитора у него не задалось. Как быть?

Арам Хачатурян советовал своим ученикам идти в кинематограф. Советское кино было замечательным работодателем для композиторов, так как работы было много, а технических и творческих экспериментов композиторов там не оченнь боялись — песню могли «зарубить» из-за текста, но вряд ли не из-за мелодии или аранжировки. Рыбников стал активно писать для кино и телевидения, которым пришелся ко двору фантазийный стиль его сложносочиненных вещей: «Остров сокровищ», «Большое космическое путешествие», «Тот самый Мюнхгаузен»,«Вам и не снилось», «Русь изначальная», «Через тернии к звездам».


Рыбников также автор музыки к заглавной песне тележурнала «Ералаш».

Неожиданно для себя Алексей Львович обнаружил склонность и к детской музыке — в консерватории она казалась ему не стоящей внимания безделицей. Но попробовал и увлекся, а увлекшись, стал одним из лидеров этого направления. Но и в детской музыке он сохранял серьезность и веру в необходимость сообщать музыке дополнительные смыслы и ценности. Его соавторы — другим на зависть. Цикл песен из «Приключений Буратино» написан с Булатом Окуджавой, а к фильму «Про Красную Шапочку» — с Юлием Кимом, которые в той же степени осознавали музыкальность слова. Его песни исполняли лучшие советские актёры.

Афиша фильма «Вам и не снилось»

Одно из лучших его произведений в малой форме — прозвучавшая в фильме «Вам и не снилось« (1980) песня «Последняя поэма». Картина рассказывала пронзительную историю подростковой любви, против которой ополчился мир взрослых. Песня была написана еще до фильма, и ждала своего часа. Легенда со ссылкой на слова самого композитора гласит, что написанную в 1970-м году мелодию долго не удавалось пристроить, пока десять лет спустя Рыбников не наткнулся на роман Рабиндраната Тагора «Последняя поэма». В творчестве этого удивительного автора сочетались индуистский мистицизм, народные бенгальские мотивы, древнеиндийские и европейские литературные традиции, восторженный лиризм и модернистский гуманистических дух ХХ века, подталкивавший на эксперименты.

«Последняя поэма» написана в необычной форме, среди прочего, содержит множественные поэтические вставки. В финале герой готовится принять вечный покой и произносит стихи, которые и прочитал Рыбников. А прочитав, поразился, что незнакомые прежде стихи не только совпали сего мелодией по настроению, но даже легли в размер. Песня в действительности была написана Рыбниковым раньше, в 1973 году она даже издавалась, однако датировка не опровергает всего остального, и точно не умаляет достоинств результата.

Написать мелодию, положить на нее стихи Рабиндраната Тагора в переводе акмеистки Аделины Адалис, ученицы Валерия Брюсова, выпустить в фильме о «новых Ромео и Джульетте» — это вообще свойственно Рыбникову.


Кстати, Тагор, был сторонником идеи синкретизма, единства текстов, повествования с мелодией и хореографией. Это интересно в разговоре о еще одной сфере творчества Рыбникова, где он заработал огромную славу — его рок-операх. Он сам, кстати, не любит применять термин «мюзикл» к своим работам — для Рыбникова это слово означает что-то в духе глупых бессмысленных оперетток начала ХХ века, которые забываешь, выйдя из театра. «Рок-опера» на его вкус звучит лучше, серьезнее и монументальнее.




Такое разделение справедливо, если сравнить состояние музыкального театра после того как в него пришла рок-музыка и рок-идеология, с тем, что было до 1970-х. Прорывом можно назвать «Иисуса Христа — Суперзвезду», Эндрю Ллойда Уэббера(1970), в которой евангельскую историю рассказали,словно она случилась вчера.

У нас обновлением музыкального театра занялись, в том числе, худрук театра «Ленком» Марк Захаров и Алексей Рыбников. В 1975 году выходит их «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» — романтическая история о благородном мстителе в сеттинге Дикого Запада. Легендарный калифорнийский разбойник четырежды становился героем голливудского кино. В этот раз за основу либретто Павел Грушко взял кантату «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» Пабло Неруды, чилийского поэта и коммуниста, умершего в 1973 году после переворота Аугусто Пиночета (и, вероятно, не без его участия). Важно отметить, что для Рыбникова было важно в первую очередь живое исполнение его материала — поэтому, к примеру, уже готовые партии переписывались специально под голоса Николая Караченцова и Александра Абдулова. Захарову и Рыбникову удалось создать динамичную эмоционально яркую новаторскую — драйвовую — постановку в актуальном дискурсе, ставшей бешено популярной.

Пронзительная история Кончиты и Резанова сделала Рыбникова самым популярным композитором СССР, но других благ не принесла.


Вскоре опыт повторили. Рыбников дал Марку Захарову послушать его импровизации на темы духовной музыки и предложил сделать оперу по «Слову о Полку Игореве». Режиссер обсудил эту идею с потенциальным либреттистом — Андреем Вознесенским, она ему не понравилась и он выступил с контрпредложением — сюжетом о любви в разлуке, основанном на реальных событиях начала XIX века. Так началась «Юнона и Авось». Успех был да и сейчас грандиозный, хотя самому Рыбникову это денег не принесло, а в конце вышло боком. Он судился с Министерством культуры СССР, получил репутацию строптивого несговорчивого человека и он получал только предложения написать что-нибудь «правильное», чтобы реабилитироваться — например, оперу про Павла Корчагина. Он отказывался. В «Ленкоме» ничего музыкального тоже больше не делалось. В 1980-е композитора оставили почти без работы.

Новую современную оперу он написал лишь в 2010–2011 годах. Это была"Война и мир" на основе романа Льва Толстого «Война и мир», на основе либретто, написанного самим композитором.


Сейчас композитор продролжает писать музыку к кино, хотя в последнее время ужу не ищет бури, предпочитая покой и написание симфонической музыки.