Конфликт отцов и детей в семействе О'Брайенов. Актеры Джессика Честейн, Лярами Эпплер и Хантер МакКракен


В центре сюжета - простая техасская семья О'Брайенов, живущая в 50-х годах прошлого века: отец (Бред Питт), старший сын (Шон Пенн) и младший, мы видим его только в воспоминаниях других - маленьким мальчиком. Фильм начинается, как семейная драма: матери (Джессика Честейн) приходит известие о смерти ее среднего сына. Почти каждый из героев ведет свой молчаливый диалог с Богом, пытаясь найти в себе душевные силы примириться с трагедией. Но главным героем фильма все же выглядит Шон Пенн, причина его «взрослой» потерянности корнями уходит в детство. Героя Пенна-подростка блестяще играет обычный техасский мальчик Хантер МакКракен, он также как и остальные ребята-актеры - Лярами Эпплер и Тай Шеридан смотрится в кадре просто и органично.

Продюсер фильма Сара Грин уверена - ключ к картине в ее названии:

В нем содержится очень многое. «Древо жизни» - ключевой символ во многих религиях... так же, впрочем, как и в дарвинизме. В этом словосочетании - природа и дух. У каждого будет своя реакция на этот образ.

Кадр из фильма «Фонтан». «Древо жизни» Малика ведет с фильмом Дарена Аронофски не только тематический, но и визуальный диалог.


История семьи для Малика всего лишь повод, хоть и достаточно личный, чтобы поговорить о вселенском круговороте жизни и смерти, вечной борьбе грубой силы и христианского милосердия, о созидании и разрушении, о любви и вере. Для достижения «космического» эффекта, Терренс Малик обратился к команде Дугласа Трамбалла, пионера в области изобретения новых технологий компьютерной графики. Вместе они добивались явления «некомпьютерных спецэффектов», чтобы красочные инсталляции о зарождении жизни на планете Земля как можно более естественно вплелись в художественную ткань фильма. В ход пошло все, что было под рукой - химикаты, краски, флуоресцентные красители, дым, жидкости, углекислый газ, вспышки, молнии, снятые в режиме ускорения.

Визуальные образы Малика чем-то напоминают психоделические картины из фантастического «Фонтана» Дарена Аронофски, где речь идет о поиске вполне конкретного Древа Жизни, дарующего бессмертие.

Малик консультировался со множеством ученых по всему миру - с физиками, биологами, астрономами - чтобы понять, как он сможет использовать современные научные знания в своем фильме.


«Древо жизни» чуть ли не первый случай в истории кино, когда в качестве авторского образа на экране появляется динозавр.


Мы видим эпизоды рождения Вселенной по теории большого взрыва, возникновение одноклеточной жизни на голубой планете, а также 160 миллионов лет царствования динозавров. Ошеломляющие кадры закручивающихся волн ассоциируются с бунтом против отца внутри героя-подростка, гуляющий по пустыни ветер - с одиночеством преуспевающего архитектора, того самого выросшего мальчика. Режиссерские зарисовки о многообразии живых организмов на Земле могли бы напоминать картинки из канала Discovery, если бы не были так парадоксально связаны с внутренними исканиями главных героев. Художественное время в картине растягивается до предела: человеческие проблемы ничто в сравнении с вечностью, но эта хрупкость делает их еще более трогательными.

Кадры сопровождаются музыкой композитора Александра Деспла, известного своей чувственной, атмосферной музыкой к фильмам «Король говорит!» и «Загадочная история Бенджамина Баттона». Оператором картины стал четырежды номинированный на «Оскар» Эммануэль Любецки («Новый Свет», «Дитя человеческое»).


Пятый по счету фильм Терренса Малика вновь прикасается к таким сакральным темам, как божественная воля, веяние духа, любовь и пантеистическое отношение к природе. И, кажется, в этот раз режиссер открыл наиболее совершенный способ донести свои идеи до зрителя.